ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ

министерство культуры чеченской республики

Нохчийн республикин культурин министерство

ГРАФИК РАБОТЫ

ПОНЕДЕЛЬНИК - ПЯТНИЦА

С 9:00 ДО 18:00

ОТДЕЛ ДЕЛОПРОИЗВОДСТВА И КАДРОВ

ТЕЛ: +7 (8712) 22-62-08

МЕНЮ


Нажмите чтобы открыть


Правовой портал Нормативные правовые акты в Российской Федерации

Асет Исаева - одна из старейших актрис драматического театра, народная артитска Чечено-Ингушской АССР. В середине прошлого века самобытный, яркий талант актрисы завораживал зрителя, заставляя вновь и вновь приходить в театр. Хава («Золотое озеро», Белила («Красная крепость»), Лайла («Семья чабанов»), Жанетта («Свекровь»), Смеральдина («Слуга двух господ») – далеко не полный список её ролей в театре. Многие запомнили её в роли Маймы из легендарной пьесы А. Хамидова «Бож-Али». Абдула Хамидов написал эту роль специально для Асет Исаевой.

Асет Исаева родилась 5 сентября 1915 года в небольшой по тем временам семье. Их было четверо детей: Асет, Нурсет, Юнус и Юнади. Их отец умер , когда дети были совсем маленькими. А вскоре они лишились и матери… Родственники выдали мать замуж, а детей определили в приют. Спустя несколько лет Асет пошла на курсы кройки и шитья, затем она поступила совпартшколу. В 1931-м, узнав о вновь созданной театральной студии, девушка решила стать актрисой. Асет приняли. Директором студии был Саид Бадуев. Здесь она встретила свою судьбу. Юношу звали Мовждин Бадуев, он был младшим братом Саида Бадуева. Асет было пятнадцать, Мовждин – на два года старше. Когда они решили связать свои судьбы, родственники жениха отказались принять в свою семью артистку. Они поженились вопреки их желанию. По окончании студии Асет и Мовждин вошли в состав Чечено-Ингушского театра. Вскоре у них родились две дочери: Тамара и Раиса. Жизнь обрела смысл, работа приносила радость. Ещё до выселения Асет и Мовждин были удостоены почетного звания народных артистов Чечено-Ингушской АССР.

Депортации 44-го сломала тысячи жизней… В её жерновах оказались жизни Асет и её двух дочерей. Артистов выселяли вместе с театром. В пьесе, написанной Лаврентием Берия, каждый играл свою трагическую роль.

Так получилось, что Асет поехала в ссылку с матерью, сестрой и дочерьми. О судьбе Мовждина она ничего не знала. А он в это время находился за тысячи километров со своими родственниками. Асет понимала, что его родные только рады тому, что артистка ушла из жизни Мовждина, и не предпринимала попыток разыскать мужа. Они жили в Узбекистане в городке Аурахимате. Чтобы прокормить семью, с утра до вечера актриса работала чернорабочей на плавикошпатовом комбинате. Из Аурахмата женщина перевезла свою семью в Чимкент. Когда заговорили о близком возвращении на Кавказ, Асет получила письмо из которого узнала, что Мовждин с родственниками находится в Марке (Казахстан).

Она показала письмо девочкам. И сказала: «Вы уже взрослые, по нашим обычаям дети должны жить с отцом». Мать и дочери выехали в Мерке к Бадуевым.

На семейном совете было принято решение отправить Асет обратно, а девочек (школьниц) определить замуж. Но девочки отстояли свое право жить с мамой. Они не представляли себе жизни без огрубевших от тяжелого труда рук матери, её ласковой улыбки в уголках уставших глаз. Асет устроилась работать на лесопилку, потом на консервный завод. Дочери учились в школе. В свободное от работы и учебы время три женщины строили маленький домик рядом с домом отца. А по ночам Асет плакала, зарывшись лицом в подушку. Она боялась, что у неё отнимут девочек.

В 1956 году она получила письмо от Абдулы Хамидова с приглашением на сборы в Алма-Ату. Асет приехала на встречу. Девочки ждали маму в недостроенном доме. Сияющая от счастья, она приехала с хорошей новостью – артистам в числе первых разрешили вернуться домой, на Кавказ. Оставив недостроенный дом, женщины в составе ансамбля пенсии и танца, созданного Хамидовым, вернулись в Грозный. Два отреза, двое часов на запястьях дочерей – все их богатство. Асет попросила худрука Александра Халебского взять в ансамбль девочек. А через два месяца её дочери поступили в театральный институт и уехали в Ленинград.

Вскоре начал работу Чечено-Ингушский драматический театр. После тринадцатилетней разлуки они снова встретились - Театр и Асет Исаева. Актриса с жадностью погрузилась этот мир. Мир, в котором она познала все: любовь, отчаяние, страх, боль разлуки… Асет словно родилась заново, чтобы жить и умереть на сцене, на которой для неё не было ничего невозможного. Она не подчинялась законам сценического искусства, но подчинила их себе.

Кода Асет выходила на сцену, зачарованный зал стоя приветствовал её. Это было признание. Ею восхищались все: и коллеги, и зрители. Женщина от очага, от свежеиспеченного чурека. Теплая, светлая, добрая Мать. Такой её запомнили современники. Чтобы заманить зрителя на спектакль, молоденькая кассирша театра нередко говорила, что в спектакле занята Асет Исаева, даже если актриса и не играла в нем. Это имя действовало безотказно. Мало кто из поклонников её таланта тогда догадывался, что Асет ютится в своей гримерной, еле сводит концы с концами, откладывая скудную зарплату для своих дочерей-студенток.

Роль Жанетты в «Свекрови» принесла ей небывалый успех. Такого сцена Чечено-ингушского драматического театра ещё не видела. Асет не играла, она жила на сцене. А этому нельзя научиться. Есть актеры, которым противопоказано театральное образование, Асет Исаева, Алви Дениев из таких актеров.

Однажды роль Жанетты дали сыграть другой актрисе. После спектакля она спросила у Асет: «Ты говорила, что устаешь после спектакля, а мне так легко далась эта роль!?». Она, улыбнувшись, ответила: «Ты читала текст, а я рвала сердце».

В пьесе Саида Чахкиева «Когда гибнут сыновья» Асет играла мать, похоронившую семерых сыновей. В конце спектакля она обращалась к залу с мольбой, с призывом занять место погибших. Зал вставал. Тогдашний 1-й секретарь КПСС Апряткин приходил поклониться актрисе со всем партаппаратом республики. После этой роли она долго болела, ей было плохо. Ей советовали беречь себя на сцене. Но она не умела: «Кто мне тогда поверит?»

Однажды сердце Асет не выдержало – случился инфаркт. Однако вскоре она снова выходит на сцену. Ведь театр стал для неё семьей в прямом смысле. В «Храбром Кикиле» на сцене театра играли Асет Исаева, Мовждин Бадуев и их младшая дочь Раиса Гичаева. Асет и Мовждин по-прежнему жили врозь.

Знаменитое Маймино «кидароув», беззубая улыбка, грим – это находка Асет. «Бож-Али» ставили во многих театрах соседних республик. «Наша Майми лучшая», - говорил Хамидов. А зритель задыхался от смеха.

В 1971-м Асет Исаевой предложили уйти на пенсию. 4 марта в театре был выездной спектакль «Бож-Али». Когда Асет пришла в театр, ей сказали, что на время оформления пенсии она отправлена в отпуск, а её роль будет играть другая актриса. В тот вечер у Асет случился второй инфаркт. 5 марта её не стало. Ей было 55.


Зарета Осмаева

КАЛЕНДАРЬ

октябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4



Нажмите чтобы открыть

ПОДПИСАТЬСЯ

КАРТА КУЛЬТУРНЫХ СОБЫТИЙ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ